Sibir
Блог Энергия Мечты
Энергия
Энергия, 27
« sibir.bg
АПЕЙРОН Написана на : 2017-01-16 14:22:36

АПЕЙРОН (греч. а - отрицательная частица, peiron - предел, конец) - понятие древнегреческой философии, обозначающее "беспредельное". В ранних мифологических картинах мира (Веды, школа орфиков и т.д.) "беспредельное" исполняло роль значимого космогонического принципа. В античной традиции понятие А. уподоблялось как признаку нереальности объекта - носителя этого свойства (Парменид, Зенон Элейский, Аристотель), так и атрибутивной характеристике космоса в целом (Мелисс Самосский). Осуществляя анализ содержания понятия А. в предшествующей философской традиции, Аристотель подчеркивал, что все его предшественники трактовали А. как некий онтологический принцип. При этом большинство (включая Анаксимандра) описывали его как атрибут (прилагательное в грамматическом строе) некоей космогонической праматерии, объемлющей извне отструктурированный космос и призванной поглотить его после гибели последнего. Отсюда тезис Аристотеля о том, что Анаксимандр понимал А. в качестве "первоначала" мира как принцип всех принципов. Именно Анаксимандр впервые заговорил о первоначале как о чем-то и материальном и, одновременно, качественно неопределенном, предвосхищая будущее развитие философских идей. Мысль Анаксимандра об А. - результат развертывания внутренней логики мысли о первоначале: если существуют различные стихии, то нецелесообразно провозглашать какую-то одну из них в ранг этого первоначала, предпочитая ее всем другим. Анаксимандр решительно отказался от провозглашения в качестве первоначала воды (Фалес), воздуха (Анаксимен), огня (Гераклит) или всех четырех стихий вместе, совершив "прорыв" к А. - абстрактному, неопределенно-бескачественному, материальному началу. Тем самым был осуществлен крупный шаг вперед по сравнению с предшественниками (и даже последователями), шаг на пути к абстрагированию первоначала как общего, не ассоциируемого с конкретной качественной стихией. Платоновско-пифагорейская традиция, используя термин А. сам по себе, полагала его в статусе элемента оппозиции "беспредельное - предел". Одновременно А. "гипостазировался" и, в конечном счете, как член упомянутой оппозиции "предел - А." предшествовал аристотелевской модели "форма - материя", выступая прообразом понятия "материя, материал" у Аристотеля.

 

Т.Г. Румянцева

Любовь Написана на : 2015-05-11 05:10:19

наука


Да, любви нет. Есть нейромедиаторы — дофамин и эндорфины, природные эйфоретики, чей выброс связывается с определённой особью-партнёром (а если быть точнее, то, скорее, с поведением определённой особи-партнёра). Есть фенилэтиламин, действующий на ранних этапах. Однако повышенная выработка нейромедиаторов не может быть длительной, иначе человек быстро утратит способность к рациональному мышлению (а то и вовсе с ума спрыгнет), поэтому предполагается, что эта свистопляска в среднем длится несколько месяцев (вроде бы не более тридцати — отсюда и расхожая ванильная фразочка про любовь, живущую три года). Потом якобы в игру входят вазопрессин и окситоцин (хотя его прямое воздействие на межполовую связь, называемую обычно "любовью", пока довольно сомнительно). Эти гормоны влияют уже больше на формирование так называемых "родительских" чувств. Любви нет. И, в сущности, нет ничего. Нет тоски, нет ненависти, нет страха, нет привязанности: есть лишь гормональные всплески, обусловленные, по всей видимости, психологической реакцией особи на определённую комбинацию внешних раздражителей. Реакции могут отличаться и зависят от личности, однако в целом они наверняка поддаются общей классификации. И, как следствие, их, пожалуй, можно назвать типовыми. Мы разные так же, как и человечки из конструктора Лего. И, в сущности, нет человека как такового: есть биоробот, организм, действующий в соответствии с заложенной в нём программой и — как это ни печально — осознающий себя. И вот это самоосознание — это, наверное, самая грустная насмешка природы над нашим видом. И проблема лишь в том, что от понимания всего этого не легче, а, пожалуй, лишь ещё более мерзко.

Теория на относителността Написана на : 2015-05-07 01:21:39


ая Теория на относителността - физическа теория за пространството и времето, формулирана от Айнщайн в 1905 (специална теория) и в 1906 (обща теория). Тя тръгва от така наречения класически принцип за относителността на Галилей - Нютон, според който механичните процеси протичат по един и същ начин в системите, движещи се една спрямо друга праволинейно и равномерно. Развитието на оптиката и електродинамиката доведе до извода за приложимостта на този принцип на относителността към разпространяването на светлината, т.е. на електромагнитните вълни (независимост на скоростта на светлината от движението на системата). Този извод беше обяснен от специалната теория на относителността, която се отказа от понятието за абсолютно време, абсолютна едновременност и абсолютно пространство. Според специалната теория на относителността ходът на времето зависи от движението на системата и интервалите на времето (и пространствените мащаби) се изменят по такъв начин, че скоростта на светлината в дадена система не се изменя в зависимост от нейното движение. Изменят се също така пространствените мащаби. От тези предпоставки бяха изведени голям брой физически заключения, които обикновено се наричат "релативистични", т.е. основани на теорията на относителността. От тези физически изводи особено значение придоби съотношението на Айнщайн, според което масата на тялото и пропорционална на неговата енергия и което широко се използва в съвременната ядрена физика. Като развива и обобщава специалната теория на относителността Айнщайн стига до общата теория на относителността, която по своето основно съдържание е нова теория за гравитацията. Тя се основава на предположението, че четириизмерното пространство - време, в което действат силите на притеглянето, се подчинява на на съотношенията от неевклидовата геометрия. Съотношенията на неевклидовата геометрия върху равнина могат да бъдат нагледно представени като обикновени евклидови съотношения, върху повърхнина с кривина. Айнщайн разглежда отклонението на геометричните съотношения в четиримерното пространство - време от евклидовите като изкривяване на пространство - времето. Той отъждестви тези изкривявания с действието на силите на притеглянето, с гравитационните полета. Притеглянето е изкривяване на пространство - времето. Това предположение бе потвърдено през 1919 от астрономическите наблюдения, които показаха, че лъчът на звездата като първообраз на правата линия се изкривява близо до Слънцето под влияние на притеглянето. Общата теория на относителността досега не е добила характер на завършена и безспорна физическа концепция, какъвто има специалната теория. Философските изводи на теорията на относителността изцяло потвърждават и обогатяват идеите на диалектическия материализъм. Теорията на относителността показа неразривната връзка между пространството и времето (тя е изразена в единното понятие пространствено-временен интервал), а също между материалното движение, от една страна, и неговите пространствено - временни форми на съществуване - от друга. Определянето на пространствено временните свойства в зависимост от особеностите на материалното движение ("забавяне" на времето,"изкривяване" на пространството) разкри ограничеността на представите на класическата физика за "абсолютното" пространство и време, неоснователността на тяхното обособяване от движещата се материя. Теорията на относителността се яви като рационално обобщение на класическата механика в областта на движението на телата с близки до скоростта на светлината скорости. Теорията на относителността е картина на обективните процеси, отражение на реалната действителност, превъзхождащо по точност отражението давано от класическата механика.

 

Барьер сложности Написана на : 2015-04-21 19:26:22

математика

В конце августа 2012 года японский математик Синичи Мочидзуки выложил на свою страницу в интернете четыре научные статьи. Их не сразу заметили, потому что не особенно ждали: без предварительных пресс-релизов, навязчивых анонсов и громких выступлений Мочидзуки опубликовал результат многолетнего самоотверженного труда, которому, вероятно, суждено совершить революцию в современной математике. Проблема лишь в том, что теорию Мочидзуки не торопится принимать научное сообщество — ее почти никто не может понять. За десять лет до этого российский ученый Григорий Перельман точно так же в интернете и без лишнего шума разместил свои работы — правда, их было три, а не четыре, и появились в сети они не в один день, а на протяжении нескольких месяцев. В статьях Перельмана содержалось доказательство знаменитой гипотезы Пуанкаре, которая не поддавалась математикам на протяжении 102 лет. Работы Мочидзуки тоже содержат решение математической задачи, которая три десятилетия оставалась не по зубам всем, кто бы ни пробовал за нее взяться. Используя построенную им совершенно новую теорию, которую он назвал Inter-universal Teichmuller theory (сокращенно IUTeich), Мочидзуки доказал, что верна так называемая ABC-гипотеза. В историях Перельмана и Мочидзуки вообще есть много общего: оба математика знамениты своим невероятным трудолюбием, оба никогда не подавали заявки на исследовательские гранты, оба трудились над своими opus magna много лет, оба работали в университетах США, но вернулись для решения главной задачи на родину, оба пользовались большим авторитетом в научном сообществе еще до объявления о доказательстве гипотез. Но есть и много отличий. Григорий Перельман опирался в своей работе на достижения других математиков, ему первому удалось построить последний мостик, соединяющий уже сконструированную до него башню математических теорий с окончательным результатом. Основа рассуждений Перельмана была понятна многим исследователям, к проверке его доказательства приступили сразу же несколько групп ученых, и к середине 2006 года стало окончательно ясно, что в выкладках нет существенных ошибок, а значит, гипотеза Пуанкаре доказана. Мочидзуки же выстроил свою башню, начиная с самого фундамента. За 20 лет концентрированной и новаторской работы он создал собственный математический мир, никем доселе не виданный. Чтобы понять его идеи и методы, нужно следовать нетривиальному ходу мысли японца с самого начала. И сегодня — через два с лишним года после публикации статей — это удалось лишь четырем математикам в мире. На этом крайне скупое и формальное резюме — http://vk.cc/3HxbcP — Мочидзуки заканчивается. В нем еще упомянуты несколько полученных математиком в 1997 и 2005 годах японских математически наград, а также семейный статус: «Холост (никогда не был женат)». Почерпнуть другие детали биографии ученого особенно неоткуда: он не общается с прессой (и это тоже роднит японца с Григорием Перельманом). Впрочем, кое-что о Мочидзуки известно от его коллег и друзей. Профессор Оксфордского университета Минйонг Ким, познакомившийся с японским математиком в начале 90-х в Принстоне, рассказал в интервью американской журналистке Кэролин Чен, что самой запоминающейся чертой японца было его невероятное трудолюбие: «Среди многих математиков, которых я встречал, его отличает невероятная способность просто сидеть и заниматься математикой — это может длиться долго, невероятно долго». Ким вспоминает, что нетривиальные работы французского математика Александра Гротендика, представляющие собой несколько тысяч страниц очень сложных рассуждений, отдельную математическую вселенную, Мочидзуки прочел от начала до конца подряд, практически не вставая из-за стола. Вскоре после получения профессорской позиции в RIMS Синичи Мочидзуки с той же абсолютной сконцентрированностью приступил к созданию собственного математического мира. Это заняло у него следующие десять лет. Сложные числа Вряд ли есть в математике более привычный и одновременно сложный объект, чем целые числа. В изучающем их разделе математики, теории чисел, есть множество чрезвычайно трудных задач, формулировка которых при этом вполне доступна для понимания восьмикласснику. Одной из них была знаменитая Великая теорема Ферма, доказанная англичанином Эндрю Вайлзом только в 1994 году — через три с половиной века после того, как она была сформулирована Пьером Ферма. А вот всякое ли четное число больше 2 можно представить в виде суммы двух простых чисел, по-прежнему неизвестно: эта гипотеза была предложена Кристианом Гольдбахом в 1742 году. Никому до сих пор не удалось доказать или опровергнуть «гипотезу о простых близнецах»: что есть бесконечно много пар простых чисел, отличающихся друг от друга на два, как 3 и 5, 11 и 13, и так далее. ABC-гипотеза стоит в одном ряду с гипотезой Гольдбаха, «гипотезой о простых близнецах» и Великой теоремой Ферма, хотя ее формулировка капельку сложнее (ее элементарный разбор можно прочитать, например, здесь — http://vk.cc/3Hxcfs). Грубо говоря, утверждение гипотезы устанавливает связь между алгебраическими свойствами составляющих число слагаемых и его множителей. Зато у ABC-гипотезы по сравнению с теоремой Ферма есть важное преимущество: если последняя — во многом красивый факт, повисший в воздухе, из которого нельзя вывести практически никаких существенных следствий, то доказательство ABC-гипотезы даст нам новое фундаментальное знание об устройстве чисел. В частности, из ABC-гипотезы, по-видимому, можно будет вывести и саму теорему Ферма. Характерно, что открытые вопросы теории чисел, как правило, невероятно трудны; для их решения (в случае, если оно все же со временем находится) приходится применять технический аппарат из многих других разделов математики — можно вспомнить доказательство Вайлза, использовавшее инструментарий эллиптических кривых, локальных полей, алгебраической геометрии и комплексного анализа. Метод, которым Мочидзуки доказал ABC-гипотезу, новаторская теория IUTeich, оказался сложным настолько, что понять его до сих пор бессильны почти все математики мира. Первая реакция Через три дня после того, как Мочидзуки выложил тексты своих статей в интернет, 3 сентября 2012 года, в популярном блоге математика Джордана Элленберга появилась запись — http://vk.cc/3HxcUj, с которой, по-видимому, новость о появлении возможного доказательства ABC-гипотезы и начала свое распространение в математическом сообществе. «Шин опубликовал свое доказательство abc-гипотезы, о котором ходило много слухов, — писал Элленберг. — Я пока не начал изучать его подход, но уже сейчас очевидно, что здесь использованы методы, лежащие далеко за пределами обычного для этой темы круга идей. Глядя на них, чувствуешь себя человеком, читающим статью, написанную в будущем или на другой планете». Первые реакции математиков звучали примерно одинаково: «Кто-нибудь вообще понимает, что там написано?» Дело в том, что корпус текстов, которые даже профессиональный математик должен полностью разобрать, чтобы понять доказательство Мочидзуки, колоссален — сам японец оценивает его в 1500-2500 страниц. Профессор университета Ноттингема Иван Фесенко, хорошо знакомый с работами Мочидзуки, на собственном опыте оценивает время, которое может занять эта работа у подготовленного специалиста, в 250-500 часов крайне интенсивного труда. Математика — не только строй знания, теоремы и формулы, но и сообщество со своими традициями и представлениями, в котором не очень-то принято переписывать самые устои науки, да еще в одиночку, да еще так, что никто не может разобраться в твоих идеях. Такие выбивающиеся из мейнстрима чудачества иногда встречаются, но редко воспринимаются всерьез научным сообществом. «Важно понимать, что [к доказательству Мочидзуки] относятся серьезно, потому что специалисты, разбирающиеся в вопросе, очень высокого мнения и о самом Мочидзуки, и о его предыдущих работах, — пишет авторитетный научный блогер физик Питер Войт — http://vk.cc/3Hxdxk. Если бы какой-нибудь никому не известный аутсайдер стал утверждать, что в его статье содержится решение одной из больших открытых математических проблем, да еще и на основе какого-то странного нового мира математических объектов, вряд ли кто-то из экспертов стал бы тратить свое время на проверку этих заявлений». Итак, репутация Мочидзуки указывала, что в его теории IUTeich нужно разбираться, вот только как это сделать? «Паттерны сознания» «...Самое существенное препятствие [к пониманию теории IUTeich] заключается не столько в необходимости воспринять новое знание, сколько в том, что исследователи, столкнувшиеся со сложностями при изучении IUTech, должны деактивировать паттерны сознания, содержащиеся в их мозгах и многие годы принимаемые как сами собой разумеющиеся, и начать все с чистого листа, то есть вернуться к мышлению, опирающемуся только лишь на примитивную логику, как это делает студент или неофит в данной теме». Эти удивительные слова — цитата из отчета «о проверке IUTeich теории» — http://vk.cc/3Hxehb, уникального в своем роде документа, в котором Мочидзуки систематизировал, с одной стороны, информацию о собственных усилиях по объяснению своей теории другим исследователям, а с другой — их успехи на этом поприще. Из документа (он охватывает 2014 год) можно понять, что ученый действительно как мог старался популяризовать свои исследования. Он прочел две публичные лекции в японских университетах, а также провел многочасовые серии бесед с тремя учеными, которые сами проявили инициативу и желание шаг за шагом разобраться с IUTeich — Го Ямашитой, Юичиро Хоши из японского RIMS и Мохаммедом Саиди из британского университета Эксетера. Эту троицу Мочидзуки называет «ядром аппарата проверки» и утверждает, что каждый из них прочел все четыре статьи (причем Го Ямашита даже три раза) и убедился, что в теории нет значительных пробелов (все обнаруженные мелкие ошибки были по ходу дела исправлены). Тем самым Мочидзуки считает, что «проверка IUTeich с точки зрения любых практических приложений закончена,» впрочем, исходя из «важности теории и новизны технического аппарата может потребоваться еще немного времени, прежде чем верификация теории будет официально признана законченной». Немного времени — это сколько? Мочидзуки считает, что подождать придется лет десять. С явным сожалением Мочидзуки отмечает, что в математическом сообществе, особенно за пределами Японии, существует антагонизм к самой идее тщательного разбора колоссальной и по объему и по сложности теории IUTeich: «Причина столь подозрительного несоответствия между негативным отношением сообщества и успешным опытом «ядра проверки» является абсолютной загадкой, которую мне еще предстоит разгадать», — сокрушается Мочидзуки в своем отчете. В этих словах слышится нечто вроде обиды, и у автора есть на нее основания. Чего математическое сообщество ждет от Мочидзуки? Японец должен совершить турне по крупнейшим университетам, прочитать в насколько возможно популярной форме лекции о своей теории, переписать в более доступном и привычном математикам виде свои статьи. Как птица, кормящая птенцов наполовину пережеванными ею семенами, он должен сделать из своей теории блюдо, которое легко усвоить и переварить. Такие ожидания красноречиво отражает, например, позиция — http://vk.cc/3HxfPP — бельгийского математика Ливена Ле Браюна: «Если ты профессиональный математик, ты не можешь не понимать, что проверка доказательства — общая ответственность автора и математического сообщества. Мы все хоть раз получали от рецензентов замечания, что наши рассуждения "непрозрачны". Обычно в ответ на это ты переписываешь доказательство, стараясь сделать его абсолютно понятным. Мало кто вместо этого предложит рецензенту потратить пару лет на чтение всех твоих предыдущих работ [...] И Мочидзуки — как раз один из таких людей». Действительно, Мочидзуки отклонил ряд предложений о чтении лекций в университетах США (впрочем, подобный курс занял бы минимум 70 часов). В свои работы он регулярно вносит исправления, но не меняет изложение по существу. Более того, в своем отчете математик пишет, что «познание истинной сути вещей» (к которому ведет его теория) требует «поддержания скромности в подходе» (нежелание разбираться с ней шаг за шагом, с самых азов — признак гордыни), желающие понять IUTeich должны обладать «безошибочно высоким уровнем мотивации», а если мотивация не так сильна, то лучше «отказаться от фактической реализации подобных намерений» (все-таки это написано японцем!). Однако среди математиков находятся и те, кто считает, что Мочидзуки делает более чем достаточно для того, чтобы его теория была проверена, понята и принята состоятельной: «Я не встречал математика, который так много делает для объяснения своих работ. В частности, Мочидзуки потратил сотни часов своего времени, отвечая на вопросы Ямашиты, Саиди, Хоши, Тамагавы и мои вопросы. Он всегда пунктуально отвечает на e-mail. К сожалению, почти никто из математиков за пределами Японии не задает ему вопросы». Это слова из письма Ивана Фесенко, который уже в начале 2015 года, после публикации отчета Мочидзуки, закончил проверку его статей и стал четвертым в мире математиком, убедившимся в том, что доказательство Мочидзуки верно. Но все же «официальное признание» IUTech зависит не только от позиции отдельных ученых, но и от общего мнения истеблишмента, который есть в математическом коммьюнити, как и в любом сообществе, иерархия которого основана не столько на текущих достижениях, сколько на репутации. «Есть множество людей, имеющих постоянные профессорские позиции, которые в принципе обладают всем, чего только можно пожелать, и не особенно нуждаются в новых публикациях, повышении цитируемости и так далее. Выяснилось, что в теории чисел немного таких профессоров, которым достает смелости и настойчивости, чтобы заняться изучением совершенно новых вещей, таких как работа Мочидзуки. Тем более если отказ от ее изучения не может повредить их карьере», — рассуждает Иван Фесенко. Своими высказываниями о необходимости «деактивировать паттерны сознания», «сохранять скромный подход» и, грубо говоря, забыть все когда-либо узнанное и начать изучать его теорию от букваря, Мочидзуки делает все, чтобы настроить истеблишмент против себя, лишить его «безошибочно высокого уровня мотивации», который он сам считает так необходимым для проверки гипотезы.

Наука Написана на : 2015-04-21 19:14:28

Наука

Наука - сфера на изследователска дейност, насочена към производство на нови знания за приодата, обществото и мисленето и включваща в себе си всички условия и моменти на това производство; учените с технически знания и способности, квалификация и опит, с разделението и кооперирането на научния труд; научните учреждения, експерименталните и лабораторните съоръжения; методите на научноизследователската работа, понятийния и категориален апарат, системата на научна информация, а също и цялата сума от налични знания, които играят роля или на предпоставки, или на средства, или на резултат на научното производство. Тези резултати могат също да се разглеждат като една от формите на общественото съзнание. Науката ни най-малко не се свежда до природознанието или "точните" науки, както смятат позитивистите. Тя се разглежда като цялостна система, която включва исторически подвижното съотношение на частите си: природознание и обществознание, метод и теория, теоретични и приложни изследвания. Науката е необходимо следствие от общественото разделение на труда; тя възниква след отделянето на умствения труд от физическия, заедно с превръщането на познавателната дейност в специфичен вид занимание на - отначало съвсем малобройна - група от хора.Предпоставки за възникването на науката се появяват в страните на древния Изток: Египет, Вавилония, Индия, Китай. Тук се натрупват и осмислят емпирични знания за природата и обществото, възникват зачатъци на астрономия, математика, етика, логика. Тези постижения на източната цивилизация се възприемат и преработват в стройна теоретична система в древна Гърция, където от 4 в. преди н.е. започват да се появяват мислители, които се занимават с наука професионално и се разграничават от религиозната и митологическата традиция. Оттогава чак до индустриалната революция главната функция на науката е обяснителната функция; нейната основна задача е познанието с цел да се разширят хоризонтите на виждане на света, природата, част на която е самият човек.Едва с появата на едрото машинно производство се създават условия за превръщане на науката от предимно съзерцателна в активен фактор на самото производство. Сега като главна задача на познанието се поставя преустройството и преобразуването на природата. Във връзка с тази техническа ориентация на науката на челно място излиза комплексът от физико-химически дисциплини и съответните приложни изследвания. В условията на съвременна научно-техническа революция се извършва ново коренно преустройство на науката като система. За да може науката да задоволява потребностите на съвременното производство, научните знания трябва да станат достояние на по-голяма част от специалисти, инженери,организатори на производството и работници.В самия процес на труда на автоматизираните участъци от работника се изисква широк научно-технически кръгозор, овладяване на основите на научните знания.

Страница 1 от 1
 1-5 от 5  |   1